Иран выступает вторым после России импортером туркменского сырья

Туркменистан и Иран: взаимоотношения соседей 
Sunday, January 14 2007

Аждар Куртов

В настоящее время Туркменистан поддерживает дипломатические отношения более чем с 120 государствами мира, и сам является членом примерно сорока международных организаций. Естественно, что особое место во внешней политике любой страны мира занимают ее взаимоотношения с ее соседями. Тем более, что одним из соседей Туркменистана является Иран – одно из древнейших и самобытнейших государств региона. Сама территория нынешнего Туркменистана не раз в прошлом входила в состав Персии. Так еще в VI веке до нашей эры эта территория подверглась военной экспансии основателя персидской державы Ахеменидов царя Кира Великого, через пару веков южные территории Туркменистана были включены после походов Александра Македонского в созданную им империю, вскоре распавшуюся на части. Южный Туркменистан входил в состав Парфянского царства, причем столица последнего – город Ниса (Митридатокерт) располагалась вблизи современного Ашхабада.

Как считают историки жители оседлых цивилизаций протогородов-государств на территории Туркменистана, обитавшие здесь же племена кочевников (наиболее древними из них, известными по письменным источникам, были племена саков и массагетов), а также остатки пришлых завоевателей, включая народы Персии и воинов Александра Македонского, по всей видимости, участвовали в процессе этногенеза современных туркмен. Результатом активизации процесса этногенеза с приходом в регион тюрков стало формирование племенных союзов огузов – одной из частей тюркских народов, сыгравших решающую роль в сложении современной туркменской нации. Огузы активно контактировали с империей Сасанидов. И позднее в течение нескольких веков на данной территории возникают различные образования, попадающие, как правило, в зависимость от внешних центров силы: государства Тимура, Персии, Хивинского и Бухарского ханств. Туркмены же периодически воюют с тремя последними государствами.

С приходом в регион России формируется современная туркмено-иранская граница, причем нынешние иранские власти признают ее в сухопутной части. Остающиеся разногласия касаются морской линии границы на Каспийском море, но эти разногласия отражают не столько расхождения в позициях между Ашхабадом и Тегераном, сколько разные взгляды политиков в этих двух столицах, с одной стороны, и линию, которую проводят власти Москвы, Астаны и Баку, с другой. И чья позиция в этом вопросе более справедлива – это очень большой вопрос. С точки зрения международного права Россия, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан в качестве государств-членов СНГ, подписали Алма-Атинскую декларацию от 21 декабря 1991 года и тем самым обязались признавать и выполнять все заключенные международные договоры и соглашения СССР. Прекращение действия Договора 1922 года о Союзе ССР и появление новых независимых государств - Азербайджана, Туркменистана и Казахстана - не ведет само по себе к изменению правового статуса Каспийского моря. Здесь действует общеправовой принцип «Pacta sunt servanda» - заключенные договоры должны соблюдаться. Однако именно Россия отошла от юридически выигрышной позиции по Каспию, выразившейся в появлении 23 января 1998 г. заявления о намерении согласиться с позицией некоторых прикаспийских государств - членов СНГ о разделе всего дна моря на национальные сектора по «срединной линии».

Между тем с правовой точки зрения иранцы правы в том, что они настаивают на приоритете тех договоров по Каспию, которые были в разное время заключены между Россией (СССР) и Персией (Ираном), в которых и определялся статус Каспия. С точки зрения международного права именно эти договора до сих пор являются источниками международного статуса Каспия. И именно эти акты и должна заменить новая Конвенция о правовом статусе Каспия. В этом смысле Ашхабад имеет существенные разногласия не столько с Тегераном, сколько с Азербайджаном относительно подходов к методике проведения разграничительной линии их соседних национальных секторов на Каспии.

С Ираном же отношения у Туркменистана складываются в целом благополучно, и они были бы еще более продуктивными, если бы в них не вмешивалась «большая мировая политика», проводимая Соединенными Штатами. Для Ирана Туркменистан представляется весьма значимым внешнеполитическим партнером. Иран всегда оказывал поддержку Туркменистану в его политике нейтралитета, поскольку именно такой вариант более надежно гарантировал ему ситуацию, когда внешнее кольцо стран – соседей Ирана не будет поставлено под контроль США, с которыми у Тегерана сложились весьма напряженные отношения. Даже членство ряда государств Центральной Азии в военно-политических блоках, не связанных с НАТО и США, таких как ОДКБ, еще не означало, что на их территории не могли бы быть размещены военные базы и иные объекты США, как это произошло в Киргизии. Поэтому Туркменистан (и Армения) как соседи Ирана оставались вне зоны влияния Пентагона.

Реализованный еще в середине 90-ых годов прошлого века проект соединения железнодорожных магистралей Ирана и государств Центральной Азии перегоном Серахс – Мешхед, хотя и не смог переориентировать существенным образом грузопотоки с северного на южное направление, тем не менее, вносит свою лепту в экономическое сотрудничество двух стран. За период с 1996 по 2006 год по этой колее было перевезено более 14 миллионов тонн транзитных грузов, что принесло Ашхабаду дополнительный доход в 218 миллионов долларов. По итогам 2006 года объем транзита грузов вплотную приблизился к 3 миллионам тонн. У данного маршрута есть определенные перспективы, поскольку с введением в строй все новых магистралей сам железнодорожный коридор становится короче. В 2005 году в Иране было завершено строительство магистрали Бафк – Мешхед, сделавшей путь к иранским портам в Персидском заливе ближе на 800 километров, а новая железнодорожная ветка, сданная в 2006 году в Туркменистане, - Ашхабад – Дашогуз сделала этот коридор еще короче. В разработке находятся ряд проектов автомобильных магистралей, которые должны связать две соседние страны.

Иран выступает вторым после России импортером туркменского сырья – в основном природного и сжиженного газа, полипропилена и электроэнергии. Введенный в 1997 году экспортный 200-киллометровый газопровод в Иран от туркменского месторождения «Корпедже» до североиранского города Курт-Куи первоначально был рассчитан на прокачку 8 млрд. кубометров газа в год. Однако в сентябре 2005 года здесь была введена новая компрессорная станция, что позволяет увеличить прокачку с 2007 года объемов поставок природного газа в Иран до 14 миллиардов кубометров. В дальнейшем планируется подключить к трубопроводу соседние с «Корпедже» туркменские месторождения.

Между Туркменистаном и Ираном подписаны свыше 150 различных документов, регламентирующих сотрудничество в разных областях. Объем взаимной торговли, по данным иранской стороны, в настоящее время достигает 1,02 миллиардов долларов. В Туркменистане зарегистрировано свыше 200 торговых иранских фирм. Иранские компании осуществляли строительство магистрального газопровода из Туркменистана в Иран, ирригационных сооружений, элеваторов, установок по производству бензина на Туркменбашинском НПЗ и многих других. С 2003 года осуществляются поставки туркменской электроэнергии в Иран и в Турцию через Иран.

В апреле 2005 года президенты двух государств открыли туркмено-иранскую плотину «Достлук» («Дружба»). Данный проект был задуман еще в 1996 году, практические работы были начаты в 2001 году. На пограничной реке Теджен силами Министерства водного хозяйства Туркменистана, иранской компании «Кульхам», консорциума «Абан Санат Кара» и «Парс Энерджи» было построено водохранилище, рассчитанного на 1,250 млрд. кубометров воды, что позволит обеспечить влагой по 25 тысяч гектаров сельскохозяйственный угодий в каждой из соседних стран. Стоимость объекта составила 167,5 млн. долларов, финансирование осуществлялось сторонами в равных долях. Высота плотины составила 79 метров. Любопытно отметить, что Иран предлагал возвести здесь плотину неоднократно еще в советское время: в 1926, 1958, 1971 и 1982 годах. Планируется построить еще одно водохранилище на приграничной реке Этрек.

Связи Туркменистана и Ирана, тем самым, очевидно, укрепляются в разных областях. Тем не менее, возможности расширения сотрудничества Ашхабада с Тегераном лимитируются неоднозначным отношением со стороны мирового сообщества к политике руководства Исламской Республики Иран, и особенно к атомным проектам Тегерана. Мягкая изоляция Ирана препятствует, например, реализации масштабных проектов экспорта туркменских энергоносителей на внешние рынки через иранскую территорию.

Аждар Аширович Куртов, эксперт Фонда "Азия Аналитика"