Бурение на нефть, газовый конденсат и газ на Украине

Бурение на нефть, газовый конденсат и газ на Украине

Бурение на нефть и газ в условиях современной Украины имеет ряд характерных признаков:

Сложности при получении разрешений на разработку месторождений.

С 2005 года по конец 2008 года выдача специальных разрешений на разработку нефтегазовых, нефтяных, газовых и газоконденсатных месторождений не проводилась, поэтому произошел фактический коллапс добывающей отрасли. Бурение на нефть и газ на половину состоит в бурении разведочных скважин, поэтому отсутствие лицензий на разработку новых месторождений означает падение общих объемов бурения вдвое.

Фактически падение объемов бурения составило около тридцати процентов для государственных предприятий НАК Нафтогаз и полное прекращение бурения скважин на нефть и газ  - для частных компаний. Бурение является четким индикатором состояния в отрасли.

Крупнейшие заказчики бурения среди частников Регал Петролеум, Кадоган и Рудис – фактически прекратили свое развитие (а некоторые и деятельность) по причине проблем с получением лицензий. Регал восстановил свою деятельность после долгого перерыва в июне 2011 года, ПГНК решает свои проблемы, Кадоган выкупила итальянская Eni… то есть, если бурение на нефть и газ и начнется частниками, то только во второй половине этого года. Бурение прекратилось, так как стало бессмысленным вкладывать деньги в площади, не имея на них лицензий.

Приход новых игроков.

Под окончание срока работы предыдущего правительства было выдано около трехсот лицензий. Казалось бы – бурение должно начаться, но это не произошло.

В объеме выданных лицензий можно было отметить фактическую передачу прав на разработку черноморского шельфа Черноморнефтегазу – дочернему предприятию НАК Нафтогаз и концентрацию южных месторождений вокруг «донецких» компаний. Самым крупным игроком среди новичков можно назвать ДТЭК, который следуя правилам публичности, заявляет о будущем вложении миллиардов долларов в добычу нефти и газа на юге Украины до 2030 года.

Бурение на шельфе Черного и Азовского морей требует специфического оборудования, крайне дорогостоящего. Но в принципе, куш настолько большой, что недавний скандал вокруг покупки морской платформы с сопутствующим оборудованием Черноморнефтегазом, можно рассмотреть с другой стороны: а сколько миллионов долларов можно заработать за месяц, если бурение на шельфе начнется прямо сейчас, а не через год?

Надо понимать, что каждое разрешение имеет срок от 3 до 5 лет в случае разведки месторождения, и до 25 лет – в случае эксплуатации. Бурение необходимо для подтверждения запасов и выполнения лицензионных соглашений. То есть, на небольшую площадь должно осуществляться бурение двух-трех скважин в год. Поэтому на первоначальном этапе вложения в бурение скважин должны начинаться как можно раньше, и деньги, сэкономленные в условиях потери времени на поиск подрядчиков в итоге приведут к гигантским потерям прибыли в конце срока действия специальных разрешений, когда вы не успели закончить весь объем разведочного или эксплуатационного бурения.

Новые владельцы лицензий не имеют никакого представления об особенностях добычи нефти и газа, им кажется, что бурение на нефть и газ это просто проделывание отверстия в земле большим сверлом. Большой неожиданностью для них служит тот простой факт, что никто не имеет ни малейшего представления о том, что происходит под землей, и что наличие разрешений на добычу нефти и газа на указанной площади не означает того, что этот нефть и газ там есть.

Более того: наличие уже пробуренной скважины, которая дает продукцию, не означает, что рядом можно пробурить такую же и получить такой же результат. И причин этому может быть миллион и все строго научно обоснованны.

Коллапс рынка сервисных услуг.

Бурение на нефть и газ на Украине осуществляется местными и зарубежными сервисными компаниями. В стране существуют несколько предприятий, которые занимаются бурением скважин на нефть и газ на постоянной основе, своим оборудованием. Государственные, среди них крупнейшее – Укргаздобыча и упомянутый Ченоморнефтегаз, и частные. Среди частников старейшие Регион и Зонд, которые в данный момент испытывают большие трудности.

Если говорить о ситуации в государственных компаниях, то там можно отметить крайнюю степень устаревания оборудования. По последним докладам руководителей недовложения в бурение на нефть и газ составляют два миллиарда долларов. Эффективность бурения восьмьюдесятью тремя станками крайне низкая: двести километров за год. Для сравнения, тот же отдел зарубежных проектов НАК Нафтогаз в Египте спокойно осуществляет бурение двумя бригадами египтян в двадцать раз быстрее, из расчета проходки скважин на один станок.

Понятно, что в условиях отсутствия объемов бурения на Украине многие специалисты уехали за рубеж. Молодые специалисты по бурению не имеют достаточного опыта, а старые специалисты не имеют представления о новейших методах бурения и освоения продуктивных горизонтов.

С другой стороны, наличие громкого мирового бренда не дает основания предполагать качественной работы по бурению. Пример тому - работа компании Везерфорд, которая  протекала, мягко говоря, не совсем гладко.

Главнейшей проблемой отрасли является отсутствие хороших геологов и геофизиков, которые могут предоставить качественную геологическую информацию на всех этапах освоения месторождения, в том числе и на этапе бурения.

Типичный пример работы, как я называю его «по-стасивски» - это неправильная установка целей для собственников добывающих предприятий. Им внушается, что можно одновременно осуществлять бурение и на разведку и на эксплуатацию. Поймите, разведочная скважина только в том случае может дать прибыль, если она пробурена правильно. Даже если она не даст продукции, она даст информацию, которая вам поможет рассчитать и доказать запасы и в итоге более дорого продать предприятие. Вместо этого вся карта изрезана профилями, а о том, что происходит под землей – никто не имеет ни малейшего представления. Бурятся уродцы-скважины, в которых происходит получение продукции сразу из нескольких горизонтов - «для экономии». Составляются инвестиционные проекты на основании недостоверных данных (а они не могут быть достоверными при нарушении технологии бурения разведочных скважин). Финансовая катастрофа усугубляется тем, что не только осуществляется бурение новых скважин-уродцев, но еще и строятся установки комплексной подготовки газа (УКПГ), тянуться шлейфы трубопроводов, но в итоге объем добычи меньше рассчитанного на пальцах на основании неправильных данных в десять раз.

Собственники должны понимать как Отче наш:

добыча нефти и газа на новых месторождениях возможно только тогда, когда выполняются условия дополнительных лицензионных соглашений на разведку запасов не потому, что мы хотим подарить государству новую карту с разведанными запасами, а потому, что нам надо вначале точно убедиться, что эти запасы есть.

Если этого понимания нет, то в итоге выиграет только украинская геофизика, которая при любом раскладе имеет постоянную прибыль от процесса.

Краткое резюме выглядит следующим образом:

Бурение на Украине осуществляется либо старым оборудованием на государственных предприятиях, либо приглашенными зарубежными сервисными компаниями. Частные сервисные буровые компании на Украине занимают ничтожно малый объем рынка.

Среди новых владельцев лицензий нет специалистов-менеджеров, которые могут одновременно удержать в голове технологию бурения скважин, особенности лицензионной политики государства и основы инвестиционной математики.

В отрасли есть два перекоса: собственники, которые готовы обмануться, слыша от геологов слова «нефть и газ, газовый конденсат», и профессионалы, которые привыкли тратить чужие деньги.

При этом понятно, что мы наступаем на те же грабли, которые давным-давно пройдены зарубежными компаниями: должен быть менеджер проекта, должен быть технический директор от собственников, бурение должны осуществлять одни сервисные буровые компании, растворы готовить, осуществлять крепление, цементаж, освоения – вторые третьи десятые компании. А геологов вообще должно быть двое, и желательно они должны быть врагами, только тогда бурение даст какой-то результат.

 

Ниже:

предложение по модернизации бурового оборудования Укргаздобычи (материалы конференции UPECO)